• Вов война 1938 1945 реферат тема советско финские отношения скачать бесплатно

     

    Суомуссалми  • Толваярви • Келья • Тайпале • Раатская дорога • Сумма • Кухмо • Хонканиеми Московский  договор Войны независимой  ФинляндииГражданская война • Первая советско-финская  война • Вторая советско-финская  война • Советско-финская война 1939—1940 годов • Советско-финская война 1941—1944 годов • Лапландская война Сове?тско-фи?нская война? 1939—1940 годов (фин. talvisota — Зи?мняя война?[10]) — вооружённый конфликт между СССР и Финляндией в период с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года. Война завершилась подписанием Московского мирного договора. В составе СССР оказалось 11 % территории Финляндии со вторым по величине городом Выборгом. 430 тысяч жителей потеряли свои дома и переселились в глубь Финляндии, создав ряд социальных проблем. По мнению ряда зарубежных историков — наступательная операция СССР против Финляндии во время Второй мировой войны[11]. В советской и российской историографии эта война рассматривается как отдельный двусторонний локальный конфликт, не являющийся частью Второй мировой войны, так же как и необъявленная война на Халхин-Голе. Объявление войны привело к тому, что в декабре 1939 года СССР был объявлен военным агрессором и исключён из Лиги Наций[12]. 1. Предыстория  1.1. События 1917—1937 годов 6 декабря  1917 года финский сенат объявил  Финляндию независимым государством. 18 (31) декабря 1917 года Совет народных комиссаров РСФСР обратился во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) с предложением признать независимость Финляндской Республики. 22 декабря 1917 года (4 января 1918) ВЦИК постановил признать независимость Финляндии[13]. В январе 1918 года в Финляндии началась гражданская война, в которой «красным» (финским социалистам) при поддержке РСФСР противостояли «белые», поддерживаемые Германией и Швецией. Война закончилась победой белых. После победы в Финляндии войска финских «белых» оказывали поддержку сепаратистскому движению в Восточной Карелии. Начавшаяся первая советско-финская война в ходе уже гражданской войны в России длилась до 1920 года, когда между этими государствами был заключён Тартуский (Юрьевский) мирный договор. Некоторые финские политики, такие как Юхо Паасикиви, расценили этот договор как «слишком хороший мир», полагая, что супердержавы идут на компромисс только при сильной необходимости. Маннергейм, бывшие активисты и лидеры сепаратистов в Карелии — наоборот, считали этот мир позором и предательством соотечественников[14], а представитель Ребол Х. Н. (Боби) Сивен (фин. H. N.(Bobi) Siven) в знак протеста застрелился[15]. Тем не менее отношения между  Финляндией и СССР после советско-финских войн 1918?1922 гг., по результатам которых к Финляндии на Севере, в Заполярье, отошла Печенгская область (Петсамо), а также западная часть полуострова Рыбачий и большая часть полуострова Среднего, не были дружественными, но и открыто враждебными тоже. В Финляндии опасались советской агрессии, а советское руководство до 1938 практически игнорировало Финляндию, акцентировав внимание на крупнейших капиталистических странах, в первую очередь Великобритании и Франции. В конце 1920-х — начале 1930-х годов идея всеобщего разоружения и безопасности, нашедшая своё воплощение в создании Лиги Наций, доминировала в правительственных кругах Западной Европы, особенно в Скандинавии. Дания разоружилась полностью, а Швеция и Норвегия существенно сократили свои вооружения. В Финляндии правительство и большинство депутатов парламента последовательно срезали расходы на оборону и вооружения. Начиная с 1927 года по причине экономии вообще не проводились войсковые учения. Выделяемых денег едва хватало на содержание армии. Вопрос о расходах на обеспечение вооружениями в парламенте не рассматривался. Танки и военная авиация отсутствовали полностью. Интересный  факт: Броненосцы  «Ильмаринен» и «Вяйнямёйнен» были заложены в августе 1929 года, приняты  в состав ВМС Финляндии в декабре 1932 года. Тем не менее был создан Совет обороны, который 10 июля 1931 года возглавил Карл Густав Эмиль Маннергейм. Он был  твёрдо убеждён в том, что пока у власти в России находится правительство  большевиков, ситуация в ней чревата  самыми серьёзными последствиями для всего мира, в первую очередь для Финляндии: «Чума, идущая с востока, может оказаться заразительной»[16]. В разговоре с Ристо Рюти, тогда управляющим Банка Финляндии и известным деятелем Прогрессивной партии Финляндии, состоявшемся в том же году, он изложил свои соображения о необходимости скорейшего решения вопроса с созданием военной программы и её финансированием. Рюти, выслушав аргументацию, задал вопрос: «Но какая польза от предоставления военному ведомству таких больших сумм, если войны не предвидится?» Начиная с 1919 года лидером социалистической партии был Вяйнё Таннер. В годы гражданской войны склады его  фирмы служили базой для  коммунистов, а затем он стал редактором влиятельной  газеты, решительным противником  ассигнования на нужды обороны. Маннергейм отказался от встречи с ним, понимая, что этим он только уменьшит свои усилия по укреплению обороноспособности государства. В результате по решению парламента расходная оборонная статья бюджета была ещё урезана. В августе 1931 года, после инспекции оборонительных сооружений линии Энкеля, созданной в 1920-х годах, Маннергейм убедился в её непригодности к условиям современной войны как из-за неудачного расположения, так и разрушения временем. В 1932 году Тартуский мирный договор был дополнен пактом о ненападении и продлён до 1945 года. В бюджете 1934 года, принятом после подписания в августе 1932 года договора о ненападении  с СССР, статья о постройке оборонительных сооружений на Карельском перешейке  была вычеркнута. Таннер  заметил, что социал-демократическая фракция парламента: …по-прежнему считает, что обязательным условием сохранения самостоятельности страны является такой прогресс благосостояния народа и общих условий его  жизни, при котором каждый гражданин  понимает, что это стоит всех затрат на оборону. Свои  усилия Маннергейм описывает, как «тщетную попытку протащить канат сквозь узкую и заполненную смолой трубу». Ему казалось, что все его инициативы по сплочению финского народа в целях заботы о своём доме и обеспечения своего будущего встречают глухую стену непонимания и безразличия. И он подал прошение об отстранении от занимаемой должности[16]. 2. Переговоры 1938—1939 2.1. Переговоры Ярцева  в 1938—1939 Переговоры  были начаты по инициативе СССР, первоначально  они велись в секретном режиме, что устраивало обе стороны: Советский Союз предпочитал официально сохранять «свободу рук» в условиях неясной перспективы в отношениях с западными странами, а для финских официальных лиц оглашение факта переговоров было неудобно с точки зрения внутренней политики, так как население Финляндии в основном негативно относилось к СССР. 14 апреля 1938 года в Хельсинки, в  посольство  СССР в Финляндии прибыл  второй  секретарь Борис Ярцев[17]. Он встретился сразу с министром иностранных дел Рудольфом Холсти и изложил позицию СССР: правительство СССР уверено, что Германия планирует нападение на СССР и в эти планы входит боковой удар через Финляндию. Поэтому отношение Финляндии к высадке немецких войск так важно для СССР. Красная армия не будет ждать на границе, если Финляндия позволит высадку. С другой стороны, если Финляндия окажет немцам сопротивление, СССР окажет ей военную и хозяйственную помощь, поскольку Финляндия не способна сама отразить немецкую высадку.[18] В течение пяти последующих месяцев он проводил многочисленные беседы, в том числе с премьер-министром Каяндером и министром финансов Вяйнё Таннером. Гарантий финской стороны в том, что Финляндия не позволит нарушить свою территориальную неприкосновенность и вторгнуться в Советскую Россию через её территорию, было недостаточно для СССР[19]. СССР требовал секретного соглашения, прежде всего, при нападении Германии участвовать в обороне финского побережья, строительства укреплений на Аландских островах и получить военные базы для флота и авиации на острове Гогланде (фин. Suursaari). Территориальных требований не выдвигалось. Финляндия отвергла предложения Ярцева в конце августа 1938. В марте 1939 года СССР официально заявил, что  желает арендовать на 30 лет острова  Гогланд, Лаавансаари (ныне Мощный), Тютярсаари, Сескар. Уже позже, в качестве компенсации, предложили Финляндии территории в Восточной Карелии[20]. Маннергейм был готов отдать острова, так как их невозможно было оборонять или использовать для охраны Карельского перешейка[21]. Переговоры безрезультатно прекратились 6 апреля 1939. 23 августа  1939 года СССР и Германия  заключили  Договор о ненападении. По  секретному  дополнительному протоколу к  Договору Финляндия была  отнесена  к сфере интересов СССР. Таким  образом, договаривающиеся  стороны — нацистская Германия и Советский Союз — предоставили друг другу гарантии невмешательства на случай войны. Германия начала Вторую мировую войну нападением на Польшу спустя неделю 1 сентября 1939. Войска СССР вступили на территорию Польши 17 сентября. С 28 сентября по 10 октября СССР заключил договоры о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой, согласно которым эти страны предоставили СССР свою территорию для размещения советских военных баз. 5 октября  СССР предложил Финляндии  рассмотреть  возможность заключения с СССР аналогичного пакта о взаимопомощи. Правительство Финляндии заявило, что заключение такого пакта противоречило бы занятой им позиции абсолютного нейтралитета. К тому же договор СССР с Германией уже устранил основную причину требований Советского Союза к Финляндии — опасность нападения Германии через территорию Финляндии. 2.2. Московские переговоры  о территории Финляндии Приезд  Юхо Кусти Паасикиви с  переговоров  в Москве. 16 октября 1939. 5 октября  1939 финские представители были  приглашены в Москву для переговоров «по конкретным политическим вопросам». Переговоры проходили в три этапа: 12-14 октября, 3-4 ноября, и 9 ноября. Первый  раз Финляндию представлял  посланник, государственный советник Ю. К. Паасикиви, посол Финляндии в Москве Аарно Коскинен, чиновник министерства иностранных дел Йохан Нюкопп и полковник Аладар Паасонен. Во второй и третьей поездке уполномоченным вести переговоры наряду с Паасикиви был министр финансов Таннер. В третьей поездке добавился государственный советник Р. Хаккарайнен.[22] На этих переговорах впервые речь заходит  о близости границы к Ленинграду. Иосиф Сталин заметил: «Мы ничего не можем поделать с географией, так же, как и вы… Поскольку Ленинград передвинуть нельзя, придётся отодвинуть от него подальше границу»[23] Вариант соглашения, представленный советской стороной финской делегации в Москве, выглядел следующим образом: Финляндия передаёт СССР часть Карельского перешейка. Финляндия соглашается сдать в аренду СССР сроком на 30 лет полуостров Ханко для постройки военно-морской базы и размещения там четырёхтысячного воинского контингента для её обороны. Советскому военному флоту предоставляются порты на полуострове Ханко в самом Ханко и в Лаппохья Финляндия передаёт СССР острова Гогланд, Лаавансаари (ныне Мощный), Тютярсаари, Сейскари. Существующий советско-финляндский пакт о ненападении дополняется статьей о взаимных обязательствах не вступать в группировки и коалиции государств, враждебные той или другой стороне. Оба государства разоружают свои укрепления на Карельском перешейке. СССР передает Финляндии территорию в Карелии общей площадью вдвое больше полученной финской (5 529 км?). СССР обязуется не возражать против вооружения Аландских островов собственными силами Финляндии. СССР  предложил обмен территориями, при  котором Финляндия получила бы более обширные территории в Восточной Карелии в Реболах и в Пораярви. Это были территории, которые провозгласили независимость и пытались присоединиться к Финляндии в 1918—1920 годах, но по Тартускому мирному договору остались за Советской Россией[24]. СССР  обнародовал свои требования до третьей  встречи в Москве. Заключившая  с СССР договор о ненападении  Германия посоветовала на них согласиться. Герман Геринг дал понять министру иностранных дел Финляндии  Эркко, что требования о военных базах надо бы принять, и на помощь Германии надеяться не стоит[25]. Государственный совет не пошёл на сделку, так  как общественное мнение и парламент  были против. Советскому Союзу было предложены лишь ближайшие к Ленинграду территории в Териоках и Куоккала (ныне Зеленогорск и Репино), углублённые в советскую территорию. Московские переговоры прекратились 9 ноября 1939[26][27]. Ранее подобное предложение было сделано  прибалтийским странам, и они  согласились предоставить СССР военные  базы на своей территории. Финляндия выбрала другое: отстаивать неприкосновенность своей территории. 10 октября из резерва были призваны солдаты на внеплановые учения, что означало полную мобилизацию[28][29][30]. Швеция  дала ясно понять о своей позиции  нейтралитета, а со стороны других государств не поступило серьёзных заверений о помощи[16]. С середины 1939 года в СССР начались военные  приготовления. В июне?июле на Главном  военном совете СССР обсуждался оперативный  план нападения на Финляндию, а начиная  с середины сентября начинается концентрация частей Ленинградского военного округа вдоль границы[31]. В Финляндии  достраивалась «линия Маннергейма». 7?12 августа на Карельском перешейке  были проведены крупные военные  учения, на которых отрабатывалось отражение агрессии со стороны СССР. Были приглашены все военные атташе, кроме советского[32]. Декларируя  принципы нейтралитета, финское правительство  отказывалось принимать советские  условия, так как, по их мнению, эти  условия далеко выходили за вопросы  обеспечения безопасности Ленинграда, в свою очередь пытаясь добиться заключения советско-финского торгового соглашения и согласия СССР на вооружение Аландских островов, демилитаризованный статус которых регулировался Аландской конвенцией 1921 года. К тому же финны не желали отдавать СССР свою единственную защиту от возможной советской агрессии — полосу укреплений на Карельском перешейке, известную как «линия Маннергейма»[33]. Финны настаивали на своём, хотя 23-24 октября  Сталин несколько смягчил позицию  в отношении территории Карельского  перешейка и численности предполагаемого гарнизона полуострова Ханко. Но и эти предложения были отклонены. «Вы что, хотите спровоцировать конфликт?» /В.Молотов/. Маннергейм при поддержке Паасикиви продолжал настаивать перед своим парламентом о необходимости поиска компромисса, заявив, что армия продержится в обороне не более двух недель, но безрезультатно. 31 октября,  выступая на сессии Верховного  Совета, Молотов изложил суть  советских предложений, при  этом  намекнув, что жёсткая линия, занятая  финской стороной, вызвана вмешательством сторонних государств. Финская общественность, впервые узнав о требованиях советской стороны, категорически выступила против каких-либо уступок. Возобновившиеся в Москве 3 ноября переговоры сразу  зашли в тупик. С советской  стороны последовало заявление: «Мы, гражданские люди, не достигли никакого прогресса. Теперь слово будет предоставлено солдатам». Однако  Сталин опять пошёл на уступки  на следующий день, предложив вместо аренды полуострова Ханко купить его или даже арендовать вместо него какие-нибудь прибрежные острова у Финляндии. Таннер, бывший тогда министром финансов и входивший в состав финской делегации, также считал, что эти предложения открывают путь к достижению договорённости. Но правительство Финляндии стояло на своём. 3 ноября 1939 года советская газета «Правда» написала: «Мы отбросим к чёрту всякую игру политических картёжников и пойдем своей дорогой, несмотря ни на что, мы обеспечим безопасность СССР, не глядя ни на что, ломая все и всяческие препятствия на пути к цели»[34]. В этот же день войска Ленинградского военного округа и Краснознамённого Балтийского флота получили директивы о подготовке боевых действий против Финляндии[35]. На последней встрече Сталин внешне демонстрировал искреннее желание добиться компромисса в вопросе о военных базах, но финны отказались его обсуждать и 13 ноября отбыли в Хельсинки. Наступило временное затишье, которое финское  правительство посчитало за подтверждение  правильности своей позиции. 26 ноября  в «Правде» появилась статья  «Шут гороховый на посту премьера», которая стала сигналом к началу антифинской пропагандистской кампании. В тот же день произошёл артиллерийский обстрел территории СССР у населённого пункта Майнила, инсценированный советской стороной, — что подтверждается соответствующими распоряжениями Маннергейма, уверенного в неизбежности советской провокации и потому предварительно отведшего войска от границы на расстояние, исключающее возникновение недоразумений. Руководством СССР вина за этот инцидент была возложена на Финляндию[36]. В советских органах информации к широко используемым для именования враждебных элементов, терминам: белогвардеец, белополяк, белоэмигрант, был добавлен новый — белофинн. 28 ноября  было объявлено о денонсации  Договора о ненападении с  Финляндией  [37], а 30 ноября советским войскам был дан приказ к переходу в наступление. 2.3. Причины войны Согласно  заявлениям советской стороны, целью  СССР было добиться военным путём  того, чего не удалось сделать мирным: обеспечить безопасность Ленинграда, который находился в опасной близости от границы и в случае начала войны (в которой Финляндия была готова предоставить свою территорию врагам СССР в качестве плацдарма) неминуемо был бы захвачен в первые дни (или даже часы) войны. Молотов более резко оценивал политику Финляндии в докладе 29 марта, где говорил о «враждебности к нашей стране в правящих и военных кругах Финляндии» и хвалил мирную политику СССР: Проникнутая миролюбием внешняя политика СССР и  здесь была продемонстрирована с  полной определенностью. Советский  Союз сразу же заявил, что он стоит на позиции нейтралитета и неуклонно проводил эту политику в течение всего истекшего периода. — Доклад В. М. Молотова на VI сессии верховного СССР 29 марта 1940 года Правда, самые первые требования СССР в 1938 не упоминали Ленинграда и не требовали переноса границы. Требования об аренде Ханко, находящегося за сотни километров на запад, сомнительно увеличивали безопасность Ленинграда. Постоянным в требованиях было только одно: получить военные базы на территории Финляндии, и вблизи её побережья, обязать Финляндию не просить помощь у третьих стран, кроме СССР. На второй день войны на территории СССР было создано марионеточное  Терийокское  правительство, возглавляемое финским  коммунистом Отто Куусиненом. 2 декабря  советское правительство подписало с правительством Куусинена договор о взаимопомощи и отказалось от каких-либо контактов с законным правительством Финляндии во главе с Ристо Рюти[38]. С большой  долей уверенности можно  предположить: если бы дела на фронте шли в соответствии с оперативным планом, то это «правительство» прибыло бы в Хельсинки с определённой политической целью — развязать в стране гражданскую войну. Ведь обращение ЦК компартии Финляндии прямо призывало […] свергнуть «правительство палачей». В обращении Куусинена к солдатам «Финляндской народной армии» прямо говорилось, что им доверена честь водрузить знамя «Демократической Финляндской Республики» на здании дворца президента в Хельсинки.  […]  Однако в реальности это «правительство» использовалось лишь как средство, правда не очень действенное, для политического давления на законное правительство Финляндии. Эту свою скромную роль оно и выполнило, что, в частности, подтверждается заявлением Молотова шведскому посланнику в Москве Ассарссону 4 марта 1940 года о том, что, если правительство Финляндии будет по-прежнему возражать против передачи Советскому Союзу Выборга и Сортавала, то последующие советские условия мира будут ещё более жёсткими, и СССР пойдет тогда на окончательное соглашение с «правительством» Куусинена. — М. И. Семиряга. «Тайны сталинской дипломатии. 1941—1945»[39] Существует  мнение, что Сталин планировал в  результате победоносной войны включить Финляндию в состав СССР[40]неавторитетный  источник? 98 дней, которая входила в сферу интересов СССР согласно секретному дополнительному протоколу к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом, а переговоры с заведомо неприемлемыми для тогдашнего правительства Финляндии условиями проводились лишь для того, чтобы после их неизбежного срыва был повод объявить войну. В частности, желанием присоединить Финляндию объясняется создание в декабре 1939 года Финляндской Демократической Республики. Кроме того, предоставленный Советским Союзом план по обмену территориями предполагал передачу в состав СССР территорий за «Линией Маннергейма», таким образом открывая прямую дорогу для советских войск на Хельсинки. Заключение мира могло быть вызвано осознанием факта, что попытка насильственной советизации Финляндии натолкнулась бы на массовое сопротивление финского населения и опасностью англо-французской интервенции в помощь финнам. В результате Советский Союз рисковал быть втянутым в войну против западных держав на стороне Германии[41]. 2.4. Стратегические планы  сторон  План  СССР Красноармейское партсобрание в окопах План  войны с Финляндией предусматривал развёртывание боевых действий на двух основных направлениях — на Карельском перешейке, где предполагалось вести прямой прорыв «линии Маннергейма» (надо отметить, что данных о самом наличии мощной линии обороны у советского командования практически не было. Не случайно, что о существовании такой линии обороны с удивлением узнал и сам Маннергейм [16]) в направлении на Выборг, и севернее Ладожского озера, с целью недопущения контрударов и возможной высадки десантов западных союзников Финляндии со стороны Баренцева моря. После успешного прорыва (либо обхода линии с севера) Красная Армия получала возможность ведения войны на равнинной территории, не имеющей серьёзных долговременных укреплений. В таких условиях значительное преимущество в живой силе и подавляющее — в технике могло проявиться максимально полным образом. Предполагалось после прорыва укреплений провести наступление на Хельсинки и добиться полного прекращения сопротивления. Параллельно планировались действия Балтийского флота и выход к границе Норвегии в Заполярье. План  опирался на неверное представление  о слабости финской армии и  неспособности её к длительному  сопротивлению. Также неверными  оказалась и оценка численности  финских войск — «считалось, что финская армия в военное время будет иметь до 10 пехотных дивизий и десятка полтора отдельных батальонов»[42]. Кроме того, советское командование не учло наличие серьёзной линии укреплений на Карельском перешейке, к началу войны имея о них лишь «отрывочные агентурные данные»[43]. План  Финляндии Основным  рубежом обороны Финляндии была «линия Маннергейма», состоящая из нескольких укреплённых оборонительных полос с бетонными и  древоземляными огневыми точками, ходами сообщения, противотанковыми преградами. В состоянии боеготовности там находилось 74 старых (c 1924 года) одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, 48 новых и модернизированных ДОТ, имевших от одной до четырёх пулеметных амбразур фланкирующего огня, 7 артиллерийских ДОТ и один пулеметно-артиллерийский капонир. В общей сложности — 130 долговременных огневых сооружений были расположены по линии длиною около 140 км от берега Финского залива до Ладожского озера[44]. Весьма мощные и сложные укрепления были созданы в 1930 ?1939 годах. Однако их число не превышало 10, поскольку их сооружение было на пределе финансовых возможностей государства, а народ назвал их из-за высокой стоимости «миллионниками». Северный  берег Финского залива был укреплён многочисленными артбатареями на берегу и на прибрежных островах. Был заключён секретный договор между Финляндией и Эстонией о военном сотрудничестве. Одним из элементов должна была служить координация огня финских и эстонских батарей с целью полного блокирования советского флота.[45] Этот план не сработал — Эстония к началу войны предоставила свои территории для военных баз СССР[46], которые использовались советской авиацией для авиаударов по Финляндии[47]. На Ладожском  озере финны также располагали  береговой артиллерией и  боевыми  кораблями. Участок границы севернее Ладожского озера укреплён не был. Здесь заблаговременно велась подготовка к партизанским действиям, для которых были все условия: лесисто-болотистая местность, где невозможно нормальное использование боевой техники, узкие грунтовые дороги, на которых войска противника очень уязвимы. В конце 30-х годов в Финляндии было построено множество аэродромов для принятия самолётов западных союзников. Финское командование рассчитывало, что все  принятые меры гарантируют быструю  стабилизацию фронта на Карельском перешейке  и активное сдерживание на северном участке границы. Считалось, что финская армия сумеет самостоятельно сдерживать противника до полугода. По стратегическому плану предполагалось дождаться помощи от Запада, после чего провести контрнаступление в Карелии. 2.5. Вооружённые силы противников Истребитель Fokker D.XXI финских ВВС, 1939 год Финский солдат с пулемётом Lahti-Saloranta M- 26 Соотношение сил к 30 ноября 1939 года[4]:  


  • Commentaires

    Aucun commentaire pour le moment

    Suivre le flux RSS des commentaires


    Ajouter un commentaire

    Nom / Pseudo :

    E-mail (facultatif) :

    Site Web (facultatif) :

    Commentaire :